Сейду Думбия снова ждут в ЦСКА

Он – колдун вуду. - Магия – Низкая Луна

Опубликовано: 30.12.2018

видео Он – колдун вуду. - Магия – Низкая Луна

Видеообращение колдуна вуду к президенту Путину

В пятидесятые годы прошлого века

– Все-таки я не понял: это слишком туманно… Рок-н-ролл, вуду, оккультное влияние, деградация и развал Соединенных Штатов Америки. Какие конкретные действия предпринимает этот некто? – спросил Уолт Кейн.



По-прежнему они с сотрудником контрразведки стояли окруженные мрачными могильными плитами.

– Этот некто… Он…

Сотрудник контрразведки задумался.

– Понимаете, Кейн, для некоторых моментов в этой истории очень трудно подобрать правильное обозначение. Я могу сказать вам, что этот человек – колдун и общается с потусторонним миром. Но это будет неправильно, потому что я не верю в колдунов и загробные влияния. Контрразведка не занимается тем светом вне зависимости от того, верим мы в его существование или нет. Если бы я знал, что вся деятельность этого человека заключается в вызывании духов и общении с мертвецами, в тот же момент он стал бы мне неинтересен. Но дело в том, что его загробная муть действует. И значит, определение неверно. То, что мы называем загробной мутью и колдовством, на самом деле не является ни первым, ни вторым, потому что в существование всего этого верить я отказываюсь категорически!.. Но человек этот определенно обладает каким-то таинственным знанием, способом, который позволяет ему влиять на поступки людей и события. Причем так, что его рука может быть обнаружена лишь при очень тщательном наблюдении и то только по каким-то косвенным признакам.


«Король и Шут» - «Кукла Колдуна» HD

– Он – колдун вуду?..

– Он как-то связан с вуду. Видите ли, расследование началось с рок-н-ролла.

– Опять рок-н-ролл?!.. Дался он вам!.. Вы смотрели известный фильм?.. Помните, как он называется?..

С Трафальгарской площади Джон и Иван Лувертюр свернули в одну из впадавших в нее улиц. Кругом ходило множество народу. Попадались в этой толпе и полицейские с внимательными, цепкими взглядами, перебегавшими по лицам людей, словно бы ища то одно, на котором следует остановиться.


Вот до чего опустился бывший колдун ВУДУ смотреть просто стыдно

– Дело в том, что в пустующем доме было обнаружено нечто, что с известной натяжкой можно назвать культом смерти. Людей повесили, но смерть, пришедшая через них в этот дом, тут же стала предметом поклонения. Комната была убрана черной полупрозрачной тканью, кругом были приготовлены свечи тоже черного цвета. Правда, судя по неоплавившемуся воску и необожженным фитилям, ими так и не успели воспользоваться. У ног повешенных были расставлены букеты цветов. Разумеется, все они были только черными.

– Послушай, а вдруг это было ритуальное жертвоприношение?!..

– Именно так и подумали… Во всяком случае, жертвы были, подобие алтаря было, вывод напрашивался сам собой…

– Кем были повешенные? Русскими? Советскими?

– Нет. В те послевоенные годы в нашем маленьком городке на Юге Америки встретить русского, а уж тем более советского было не более реально, чем мамонта на улицах современного Лондона. Конечно, в Америке было много эмигрантов из России, но в нашем городке они не селились. Все шестеро были коренными американцами, белыми, местными жителями самых разных профессий. Обыкновенные обыватели. Удивительно, что никого из них не разыскивали родственники, хотя убийство или, если хочешь, ритуальное жертвоприношение, было совершено за день до этого, и как минимум две ночи все повешенные провели вне дома. Один – адвокат, числился уехавшим в другой город на суд, молодой парень недавно закрутил любовь с одной заезжей барышней и неделями пропадал у нее в гостинице. Еще один был агентом по продажам одной местной фабрички и постоянно колесил по стране в поисках покупателей. И так – все шестеро!.. Расследование опять зашло в тупик. Секретарша, молодая женщина…

– Постой, ты говорил, что она работала у какого-то адвоката… – вскинул глаза Иван Лувертюр, до этого слушавший глядя себе под ноги, медленно бредя сквозь разношерстную, быстро двигавшуюся толпу.

– Угадал! Он был одним из принесенных в жертву. Именно командировкой босса она воспользовалась, чтобы отлучиться из офиса для встречи с покупателем. Но ведь она и обнаружила повешенных!.. Полиция несколько раз допрашивала ее. Фотографии этой молодой, к слову сказать, весьма привлекательной мисс обошли страницы всех местных, да и не только местных газет. Типовая подпись под фотографией была: «Мисс Ди Джовине – обворожительная хозяйка дома Смерти». В конце-концов полиция оставила ее в покое, потому что никаких, совершенно никаких улик, указывающих на ее причастность к мрачному жертвоприношению, обнаружено не было. Но к этому моменту, благодаря газетам и радио, молодой секретарше, теперь уже, ввиду трагической смерти адвоката, безработной, был сделан такой, как говорят у нас в Америке «билд ап», что ее пригласили для фотосъемок сразу несколько модных журналов. Дальше она сделала некоторую карьеру в индустрии развлечений, даже снималась в кино, но в целом не достигла сколь-нибудь значительного успеха…

– Ты запомнил эту историю, и она тут же всплыла у тебя в памяти, едва в подсобке бакалейного магазина ты увидел шестерых повешенных?.. Но почему ты был связан?

– Погоди, прежде чем я оказался в подсобке бакалейного магазина, должно было произойти еще несколько важных событий.

Над Лондоном собирались густые, темные облака. Все предвещало скорый дождь.

В пятидесятые годы прошлого века

– Фильм, который вы, видимо, имеете в виду, я смотрел. «Не придирайтесь к рок-н-роллу!»? Так ведь?..

– Да… – ответил Уолт Кейн.

В фильме «Не придирайтесь к рок-н-роллу» молодой, но уже знаменитый певец возвращается в родной городок, в котором встречает холодный прием со стороны всяческих официальных лиц. На железнодорожной станции мэр произносит речь, в которой оценивает рок-н-ролл как музыку, подрывающую моральные устои общества.

– Я вовсе не придираюсь к рок-н-роллу, не «долблю» его, как принято говорить в вашей среде, – сказал контрразведчик. – Я, если хотите знать, вообще поклонник и любитель рок-н-ролла…

Вдруг он замолчал и с какой-то странной усмешкой еще раз оглядел кладбище.

– Между прочим, Кейн, я хотел вас спросить: вы курите трубку?..

Диджей пожал плечами:

– Трубку?.. А почему именно трубку?.. Вообще-то я не курю. Но если бы делал это, то сейчас, насколько я понимаю, более распространенены сигареты. В нашей стране выпускается несколько очень хороших марок…

– А ром?.. – нетерпеливо перебил его новый знакомый. – Ром вы пьете?..

– Не пью я никакого рома! Что вы в самом деле!.. Какое это имеет значение, пью я ром или нет?!..

– Действительно, никакого. Просто я в последний месяц очень внимательно изучаю все, что связано с вуду. Смотрю на это кладбище и вспоминаю, что у негров считается, что в таких местах любит бродить барон Самеди – барон Суббота, властитель царства покойников. Я-то поначалу думал, что это вы…

– Какая чушь!..

– Это вам так кажется. А вот у некоторых выходцев с Гаити, которых в этих местах, как вы знаете, немало, барон Самеди – очень популярная фигура. Они изо всех сил стараются походить на него…

– На властителя царства покойников?!

– Да. Копируют привычки… Этот малый, по их поверьям, обожает носить черные очки, солидный фрак, высокий черный цилиндр и вообще – ведет себя как самый настоящий джентльмен.

– Мне до этого нет дела…

– Но вам есть дело до рок-н-ролла. А он в опасности!

– Я вас не понимаю… Вы уже очень много всего сказали, но я так до сих пор в точности ничего и не понял!..

– Некоторое время назад на нескольких рок-н-рольных концертах произошли не совсем обычные инциденты. Вы, конечно, знаете, до какой степени доходит возбуждение поклонников рок-н-рольных звезд. Они кричат, ломают в зале кресла, выскакивают в проходы и выделывают немыслимые телодвижения. Поскольку в зале обычно от публики яблоку негде упасть, то, естественно, стихийные танцоры задевают друг-друга: кто-то толкнет чью-то девушку, кому-то нечаянно заедут локтем в глаз – и пошло-поехало. К дракам на концертах все уже, как это ни прискорбно, привыкли…

– Я бы так не сказал!.. – возразил Уолт Кейн. – Только вчера я просматривал в нашем офисе прессу за прошедшую неделю: так называемая общественность беснуется не хуже наших рок-н-ролльных фанатов!.. Губернаторы некоторых штатов грозятся ввести на своих территориях запрет на рок-н-ролл, по крайней мере – запретить проведение концертов. Различные родительские советы забрасывают их письмами, утверждая, что рок-н-ролл – это музыка разрушения культуры, упадка и деградации…

– А вы знаете, что немалую роль во всей этой антирок-н-ролльной кампании играют расистские, ку-клукс-клановские организации?

– Разумеется, да. Ведь я же сам вам сказал, что рок-н-ролл родился здесь, на Юге, в негритянской среде и поначалу был музыкой, которую исполняли исключительно негры. Я знаю, что говорят про нас, любителей рок-н-ролла расисты: «мы продвигаем музыку, которая взывает к сидящему в каждом человеке животному, музыку не разума, а древних инстинктов».

– Да, ку-клукс-клановцы считают, что продвигая рок-н-ролл, вы продвигаете негров. Они утверждают, что через белую молодежь вы внедряете в сознание белых людей черты, которые в прежние времена были присущи только их черным рабам: анимализм, полное подчинение человеческого сознания примитивным, древним, как сама жизнь, инстинктам.

– Но вы-то, надеюсь, так не считаете?.. По-моему, лучшие граждане нашей страны борются за равные права для всех ее жителей вне зависимости от цвета их кожи.

– Разумеется, разумеется… Конечно, я не разделяю точку зрения ку-клукс-клановцев. Но посмотрите, какой вывод напрашивается сам собой… В обществе идет борьба за равноправие негров. У него есть противники. Рок-н-ролл – музыка изначально негритянская. Опорочьте рок-н-ролл, а затем спросите избирателей: неужели вы не боитесь негров? Смотрите, какое зло несет вам все, что с ними связано. Даже, казалось бы, такая невинная вещь, как негритянские танцы…

– А что негритянские танцы…

– А то, что я уже начал вам рассказывать про странные инциденты на концертах…

«Единственное, что может беспокоить при таком образе жизни, это – ведьмы и взаимные проклятия!» – думал Патрис Мквенге, прихлебывая из маленького толстостенного стаканчика мутный ямайский ром – подарок знакомого.

Полупустая бутылка стояла на столике перед Мквенге.

«Никогда и ничего не делай сам! Всю работу поручай рабам!» – в который раз мысленно повторил он.